Минойцы и Атлантида Главная  -  Минойсвкая цивилизация  -  

Какое бы громадное значение ни имел Крит для истории Европы, тем не менее, его роль была напрочь забыта за тысячелетия, протекшие от момента расцвета минойской цивилизации. Это связано с тем, что могущество и благосостояние критян подверглось мощному удару, приведшему к ее трагической гибели… И, как считают некоторые исследователи, судьба Крита могла стать основой знаменитой легенды об Атлантиде. Вашему вниманию предлагается рассказ о том, каким образом связана история минойской цивилизации с этой легендарной страной. А для того, чтобы понять, как эти темы связаны, сначала посмотрим, откуда и что мы знаем об Атлантиде.


Атлантида Платона

Первым, и к тому же единственным, источником знания об Атлантиде являются труды великого ума Древней Греции — Платона. Сведения о ней содержатся в двух его философских диалогах — «Тимей» и «Критий». Их текст построен как стенограмма бесед нескольких учеников с великим философом Сократом — учителем Платона, и посвящены теме идеального государства.
В первом из этих диалогов от имени некоего Крития и рассказывается об Атлантиде. Характерно, что тема Атлантиды в этом диалоге не самая главная, она подчинена теме древнего величия Афин. Суть его такова: якобы Критий ребенком слышал от своего деда, также носившего имя Критий, рассказ его великого современника Солона о его пребывании в Египте (замечу от себя, что Солон считался создателем афинских законов, а также был поэтом; о его многочисленных путешествиях, в том числе в Египет упоминается у Плутарха).
Согласно рассказу Крития, Солон, будучи в египетском городе Саис, обратил внимание на то, что с ним как с афинянином обращаются особенно почтительно. Он обратился к жрецам за разъяснением и узнал, что жители Саиса считают себя и афинян находящимися под покровительством одной и той же богини (Афины Паллады). Когда Солон, пытаясь выяснить подробности, стал рассказывать истории из греческой мифологии, упомянув о потопе, один из жрецов рассмеялся и объяснил, что греки не помнят ничего, что было до потопа, а, между тем, потопов было много, и тот, о котором говорил Солон, был просто последним; в Египте же сохраняется информация о том, что было и до других потопов.
Далее, повествует Критий, жрец поведал Солону, что в древности афиняне были, как и в момент беседы, славнейшим народом на земле. Они имели государство с самыми совершенными законами, благодаря которым у них была мощная профессиональная армия (все это неспроста было включено Платоном в диалог, так как это было важнейшим пунктом его рассуждений об идеальном государстве). Допотопная афинская армия совершила славнейший подвиг — сокрушила Атлантиду.
Здесь в диалоге — внимание! — и приводится описание Атлантиды. Якобы она представляла собой мощное государство, расположенное на огромной территории, превышавшей, по словам Платона, Ливию, то есть Африку, и Азию вместе взятые. Атлантида располагалась за Геркулесовыми столпами, как тогда называли Гибралтарский пролив, то есть где-то в Атлантическом океане. Атланты владели территориями в Африке и Европе, примыкавшими к их земле: «Ливией до Египта» и «Европой до Тиррении (Тиррения — это страна этрусков в центральной Италии)». Атланты якобы хотели завоевать весь мир, однако афиняне отразили их наступление, не позволив продвинуться далее к востоку. После этой победы и произошел потоп, причем пострадал весь мир. В частности, передает Платон словами Крития, Афины потеряли часть своей некогда большой территории, смытой водами, а Атлантида была в течение «одних ужасных суток» затоплена полностью. В доказательство последнего утверждения Платон привел тот факт, что якобы за Геркулесовыми столпами море невозможно для судоходства по причине обилия ила, поднявшегося к поверхности после гибели Атлантиды.
В дальнейшем от рассказа о войне Афин и Атлантиды (ему посвящено не более 1/10 части диалога) Платон переходит к другим вопросам, связанным в основном с проблемой создания и функционирования идеального государства. К теме Атлантиды Платон вернулся в диалоге «Критий». К сожалению, большая часть этого диалога либо не сохранилась до наших дней, либо просто не была дописана. А, между тем, несохранившиеся части были очень важны для нашей темы, так как диалог «Критий» в первую очередь посвящен истории Атлантиды. Рассказ о ней опирается на то, что говорилось в предыдущем диалоге «Тимей», и без него, по мнению исследователей, являлся бы просто фантастическим рассказом.
Сначала Платон устами Крития начинает рассказывать об Афинах до потопа, и только затем переходит к рассказу об Атлантиде. В духе греческой мифологии он повествует о том, как бог моря Посейдон соединился с прекрасной девушкой Клейто, от которой родилось 5 пар мальчиков-близнецов. Это близнецы стали родоначальниками царской династии в Атлантиде, причем каждый из них получил отдельный удел. Таким образом, по Платону, Атлантида фактически состояла из 10 государств, объединенных общих происхождением. Между ними никогда не было вражды, но все в случае необходимости должны были действовать сообща под руководством главного царя.
Далее в диалоге делается описание Атлантиды, поразительно бедное живыми подробностями. В частности, говорится, что страна была богата полезными ископаемыми (в частности, упоминаются «любые виды ископаемых твердых и плавких металлов») и плодами земли («всякий пестуемый человек плод и злак, …всякое дерево, приносящее яства, напитки или умащения, …всякий … служащий для забавы и лакомства древесный плод… — всё это тогдашний священный остров под действием солнца порождал прекрасным, изумительным и изобильным»).
Из городов упоминается только царская метрополия. Она, по словам Платона, располагалась на острове, окруженном несколькими кругами водяных рвов, которые соединялись каналом с морем. Городская стена была покрыта медью, а внутренние укрепления акрополя — золотистым орихалком (легендарной желтой медью), «испускавшим огнистое блистание». Платон описывает и богато украшенный храм Посейдона и Клейто, находившейся в самом центре царской метрополии. Царский дворец был окружен жилищами царских копьеносцев — гвардии Атлантиды. Вся страна была разделена на 60 тысяч участков, каждый из которых поставлял одного предводителя, отвечавшего за подготовку и снаряжение более десятка воинов различных специальностей. На верфях царской метрополии находился огромный флот, состоявший, по Платону, из самых мощных боевых кораблей того времени — триер.
Пользуясь богатством своей страны, цари Атлантиды смогли благоустроить её: «Пользуясь этими дарами земли, цари устроили святилища, дворцы, гавани и верфи и привели в порядок свою страну». Правители Атлантиды повиновались божественным законам, установленным Посейдоном, и ставили на первое место добродетель, почитая богатство «чуть ли не за досадное бремя». Однако со временем они «оказались не в состоянии долее выносить свое богатство и утратили благопристойность». При виде этого Зевс, верховное божество в представлениях древних греков, решил наказать царский род, «дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию». На описании собрания олимпийских богов, созванном Зевсом ради этого, рассказ Платона обрывается — как уже говорилось, диалог либо не сохранился полностью, либо просто не был дописан.
Таковы сведения, содержащиеся об Атлантиде у Платона. Кроме них, античная традиция не сохранила более никакой информации об этой стране. Остальные авторы либо ссылались на Платона, либо спорили с ним, считая его рассказ выдумкой. Кстати говоря, знаменитая аристотелевская фраза «Платон мне друг, но истина дороже» была сказана как раз по поводу Атлантиды: Аристотель отрицал ее существование. Уже в античности рассуждения Платона об идеальном государстве отошли на задний план, тогда как легенда об Атлантиде обрела самостоятельную жизнь. Как писали известный исследователь океана Жак-Ив Кусто и его соавтор Ив Паккале, «за долгие века, от Платона до наших дней, легионы мыслителей выдвигали и выдвигают свои гипотезы об этой стране. Философы, писатели, поэты, художники, мистики, члены тайных орденов и лож, ученые всех специальностей, фантасты – перечисление может быть бесконечным! – занимались или занимаются анализом этой фантастической истории. Исчезновение острова в глубинах моря и гибель цветущей цивилизации не оставила равнодушными никого. История Атлантиды открывает простор для любых предположений». И одно из предположений связывает ее с минойским Критом.


Были ли минойцы атлантами?

Итак, ясно, что Платон представлял Атлантиду как огромное по площади могущественное государство, расположенное где-то в Атлантическом океане. Какое же отношение к ней мог иметь небольшой по размерам Крит, находящийся к тому же совершенно в другом месте – в Средиземном море? Дело в том, что поводом к отождествлению Атлантиды с минойским Критом стало не его географическое положение, а высокий уровень развития культуры. Ещё в XVIII веке были высказаны предположения, что, описывая Атлантиду, Платон пользовался какими-то преданиями, касающимися близкого к материковой Греции Крита. В наши дни эти взгляды развили А. Г. Галанопулос и Э. Бэкон в своей книге об исчезнувшем острове. Посмотрим, какую аргументацию они приводят в пользу своей точки зрения.
Для начала они попытались разобраться с геологическим аспектом проблемы Атлантиды. Им удалось твердо установить, что исчезновение большого массива суши, будь то целый материк или средней величины остров, невозможно в течение одних суток. Известны примеры гибели под водой только небольших островков вулканического происхождения, и как раз такой относительно некрупный остров в Эгейском море в XV веке до нашей эры и постигла катастрофа — это соседний с Критом Санторин. В результате вулканической деятельности центральная часть острова была пробита напором подземных пород и газов, а затем заполнена водой.
В настоящее время Санторин фактически представляет собой три острова: это Тира (или Фера), Тирасия и Аспрониси, являющиеся частью одного вулканического острова. В настоящее время в архипелаг входят еще два небольших островка, образовавшихся в результате вулканической деятельности в последние две тысячи лет. Некогда Санторин обладал гораздо большей площадью.
Археологи сумели сделать важные находки на одном из островов Санторина – Тире. В частности, они обнаружили под слоем окаменевшего пепла каменные орудия, фрагменты орнаментированной керамики и орудий из застывшей лавы, мельничные жернова и сосуды, внутри которых сохранились остатки чечевицы, ячменя, гороха и соломы. Среди различных орудий труда особую ценность представляет собой пила из чистой меди. Найдены кости домашних животных – овец и коз. Кроме того, археологи раскопали фрагмент городского поселения, на оштукатуренной стене в одном из зданий которого они обнаружили фреску. Все эти находки сделаны под толстым слоем пемзы.
Есть ряд моментов, которые позволяют говорить о тождественности культур Крита и Санторина. Во-первых, во время раскопок на Тире найдена окаменевшая голова обезьяны, предположительно гиббона. Так как эти животные не встречались в Средиземноморье, значит, они ввозились издалека, вероятно, на потеху богатым жителям. Параллели этому находим в искусстве Крита: на фресках Кносского дворца имеются два изображения обезьян (в том числе и знаменитый «Собиратель шафрана» — изображение синей обезьянки, собирающей крокусы и ставящей их в вазы). Во-вторых, керамика, найденная на Санторине, аналогична критской. В-третьих, на острове найден меч, на лезвии которого помещены изображения лабрисов – двойных секир, одного из священных символов минойской цивилизации. Да и само местоположение Санторина в 78 километрах от критского побережья заставляет предположить существование неких связей между ними.
А. Г. Галанопулос и Э. Бэкон объясняют это сходство тем, что Санторин – это упоминаемая у Платона «Древняя метрополия» (круглый остров диаметром не более 20 миль), а Крит – Царский город (прямоугольный остров гораздо большего размера), то есть они исходят из того, что Атлантида — не остров в пределах другого, а два разных острова, а именно Крит и Санторин. Когда началось извержение вулкана, жители покинули Древнюю метрополию на Санторине и на кораблях попытались добраться до безопасных мест, однако все они, скорее всего, погибли, так как, по опыту современных катастрофических извержений, мы знаем, что их суда застряли бы в каше из пемзы, а сами они погибли бы от дождя из горячего пепла или просто задохнулись бы. О том, насколько горяч был пепел, свидетельствуют найденные среди застывшей пемзы зубы мужчины и женщины, которые обуглились от жара.
Образование вулкана на Санторине вызвало гигантское цунами, обрушившееся на Крит и другие острова Эгейского моря. Чтобы представить себе его масштабы, А. Г. Галанопулос и Э. Бэкон приводят параллели с извержением вулкана Кракатау в Индонезии в конце XIX века: тогда огромные волны, достигавшие высоты до 130 футов, смели 30 городов на побережьях островов Ява и Суматра, унеся жизни 36 тысяч человек. Волна сохранила часть своей силы даже на противоположном берегу Тихого океана, сорвав с якоря корабли на рейде чилийского города Вальпараисо. Из-за выброса вулканического пепла не было видно солнца на территории в диаметре 130 миль от вулкана в течение суток. Трудно представить, какие бедствия выпали на долю жителей Крита, если учесть, что воронка на месте извержения на Санторине в пять раз больше, чем на Кракатау, а слой вулканического пепла больше в 100 раз (30—40 метров против 40 сантиметров на Кракатау)! Понятно, что после этого ослабленный Крит был легко завоеван греками-ахейцами.
По мнению А. Г. Галанопулоса и Э. Бэкона, в памяти греков могли сохраниться обрывки воспоминаний об этой катастрофе, которые и послужили основой для рассказа Платона о гибели высокоразвитой цивилизации, которой он дал имя Атлантида. Только это катастрофа произошла не 9000, а 900 лет назад с точки зрения Платона, а эту разницу они объясняют обычной ошибкой при передаче информации, которую мог допустить и сам Платон, и его информатор Критий, и кто-либо из египетских жрецов. Что же касается размеров Атлантиды и указания на Геркулесовы столпы, то ученые предлагают не принимать эти указания буквально.
Касательно гибели Минойской цивилизации интересно привести мнение авторитетного сторонника отождествления Атлантиды с Критом греческого археолога Спироса Маринатоса. Он считает, что платоновский рассказ об Атлантиде основан на отражении в народной памяти разновременных исторических событий. Во-первых, считает он, катастрофа на Санторине и последующее исчезновение критян из Египта породили на египетской почве миф о поглощении процветающей земли. Во-вторых, нашествие на Египет и острова будущей Греции так называемых «народов моря» стало прообразом легенды о нападении атлантов на Египет и Грецию, а доблестное отражение их греческими наемниками на службе Египта сохранилось как победа афинян над атлантами. В-третьих, рассказы о плаваниях финикийских мореходов за Гибралтар, совершенные в царствование египетского фараона Нехо (609–593 гг.), повлияли на «перенесение» Атлантиды из Средиземного моря в Атлантический океан.
Реконструкция Аталантиды Маринатоса, Галанопулоса и Бэкона привлекает своей продуманной аргументацией и научной достоверностью, чего не хватает концепциям большинства исследователей Атлантиды. Однако сказать с уверенностью, был ли в действительности минойский Крит прообразом легендарной платоновской страны или нет, наука, скорее всего, никогда не сможет. Атлантида навсегда останется символом загадочной цивилизации, растворившейся в веках, а Крит будет прежде всего прекрасным курортом, который, помимо всего прочего, окружен аурой загадок, которые предлагает любопытному туристу его богатая история.


Наши координаты:

Санкт-Петербург, Невский пр., д. 111
тел.(факс): (812) 717-95-10
e-mail: admiral@nevski.ru